Сегодня вторник, 31 марта 2020 г,  12:21

Афиша
Фотоконкурсы
Ярослав Попов.jpg

волжское-обозрение.рф

11.07.2013 00:00 / Записки историка

Место рождения – село Безродное

Место рождения – село Безродное

С каждым годом становится все меньше живых свидетелей не только строительства ГЭС и нашего города, но и тех, кто помнит, что было на месте Волжского до 1954-го, тех, кто родился и вырос в селе Безродное и еще может рассказать о нем не по книгам. В поселке Кировец, рядом с Лебяжьей поляной, нам удалось разыскать Марию Яковлевну Козлову, в девичестве Маштакову, которая поделилась воспоминаниями о родном селе. Правда, счастливыми назвать их сложно.

- БЕЗРОДНОЕ – оно и есть безродное. Тяжело людям жилось и до войны, и после. Кто побогаче обитали в степи – скотину держали, жили мясом. У некоторых свои сады в пойме были, - рассказывает Мария Яковлевна. – А село я запомнила таким: маленьким в одну-две улицы. Но люди дружные были, держались вместе, помогали, как могли друг другу.

Мария Маштакова родилась в селе Безродное в 1924 году. Была старшим ребенком в семье, в которой было еще четверо детей. Дом Маштаковых находился на той же улице, что и школа рядом с медпунктом. Ее родители жили хорошо, так, по крайней мере, ей запомнилось. Но когда девочке исполнилось девять лет, отца не стало. Он чем-то заболел. Тогдашний уровень сельской медицины не позволил вылечить молодого мужчину. И семья осталась без кормильца.


File0002.jpg


- Слова отца засели в памяти: «Нюра, «крамушки» оставляю тебе, расти и раздавай их кому понравятся, по совести». Так он перед смертью маме говорил о нас, детях, - вспоминает Мария Яковлевна. – Когда он умер, хорошая жизнь наша и кончилась.

Детство и юность Маши пришлись на трудные времена не только для ее семьи, но и села. Собственно, что происходило по всей стране не могло не затронуть Безродное. Голод, репрессии, коллективизация … В начале 30-х годов в селе организовался колхоз «Пролетарий». Мать поваром при нем работала. А десятилетняя Маша устроилась – «сеялкой»: надевала на себя спереди и сзади мешки и разбрасывала пшеницу руками.

- За работу ничего не давали. Только обедом кормили. Еще выделяли хлеб по 300 грамм на семью, и иногда председатель колхоза давал 6 метров ткани. Мама шила ребятишкам трусишки, майки или платье. Правда, отреза хватало на очень короткое платье, даже коленки не закроешь, - говорит Мария Яковлевна. – Мы с сестрами и братиком каждый день собирали хворост и коровьи лепешки для топки. Вообще, люди бедно жили. Даже детей сдавали в приюты. Там их как-то кормили.

Маленькая Маша ходила в школу. За учебу приходилось платить. Но после смерти отца семью освободили от оплаты. Девочка училась на «отлично». По ее словам, учителя ставили ее в пример другим ученикам. После окончания семилетки, Мария поступила на курсы машинисток в Сталинград. И снова вернулась в Безродное. Стала работать в сельсовете секретарем.

- Какие у нас развлечения были? Знаете, как-то не до них было. Помню, танцы устраивались на площади перед церковью до самого утра, - улыбается пожилая женщина. Правда, улыбка недолго держалась на губах. Церковь перед войной была разрушена.

Вообще, Мария Яковлевна с неохотой вспоминает те времена, а на некоторые вопросы прямо отвечает «Не могу говорить, тяжело», вздыхает и выдает по крупицам ценную информацию.

В 41 году 16-летнюю Машу выдали замуж за Петра Козлова. Как это было принято в те времена, семьи договорились между собой и поженили своих детей. Молодожены переселились из Безродного за Ахтубу – в колхоз Кировец, недалеко от Лебяжьей поляны.

- Что такое любовь? Я и не знала, что это такое. Раз отдали замуж, значит так надо, спорить с матерью было не принято. Но я всегда мечтала жить в займище, чтобы был свой дом. Так все и случилось у нас с Петром Ивановичем, - снова улыбнулась Мария Яковлевна. – Мы с ним ни разу не ругались за 72 года семейной жизни. Петра Ивановича не стало четыре года назад.

Петр Козлов был на особом счету в колхозе, он работал наладчиком сельхозтехники, поэтому его не сразу забрали на фронт. Для него война началась со Сталинграда. Петру Ивановичу удалось вернуться после победы домой живым. У них родилось три сына – Никита, Виктор и Анатолий. Несмотря на то, что семья жила в Кировце, Мария Яковлевна не забывала своих родных в Безродном. Часто навещала, помогала по хозяйству маме.

Тем временем село совсем захирело. Осталось всего несколько десятков домов. К началу строительства ГЭС многие жители уже переселились в близлежащие поселки. В Безродном оставались только те, кому некуда было ехать.

- Когда стали возводить город, мы устроились работать на стройку – подтаскивать кирпич, - вспоминает Мария Яковлевна. – Зачем? Хотели квартиру получить в городе для детей, чтобы им лучше жилось, чем нам.

Сейчас у Марии Козловой шесть внучек и семь правнуков. Родные регулярно навещают свою бабушку. Годы берут, конечно, свое. Пожилой женщине уже сложно самой дойти до магазина и набрать воды из колодца. Но тем не менее, Мария Яковлевна продолжает следить за огородом и садом. И перебираться в Волжский к сыновьям не хочет. «Дома лучше. Да и дел много. Хоть мне 89 стукнуло, а помирать я не хочу!».

И не надо, Мария Яковлевна! Пока живы вы, живо и село Безродное. А то в нашем городе уже выросло не одно поколение, которое уверено, что на месте Волжского до строительства ГЭС ничего не было, только степь.

P1030812.JPG

Светлана САМСОНОВА Фото автора и из семейного архива М.Я. Козловой


Погода
Календарь
<< 2020
<< Март
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
24 25 26 27 28 29 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Опросы
Нравится ли вам жить в Волжском?




Все опросы